Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:40 

Теперь могу у себя выложить. Горжусь.

Stefa*
Характер у меня золотой, поэтому такой тяжелый.
Вот уже и закончился командный конкурс. Думаю, теперь могу выложить у себя свои работы.)

Название: И у богов есть слабости
Фандом: "Avengers"
Автор: Stefa*, Старскрим
Бета: Старскрим
Категория: слеш
Размер: мини, 2311 слов
Пейринг/персонажи: Локи/Хоукай, Эрик Сэлвинг и прочие Мстиели, читаури, а также простые мидгардцы
Рейтинг: PG
Жанр: ангст
Дисклеймер: всё принадлежит студиям "Марвел"и богам Асгарда
Статус: закончен
Задание: " — Дороже вас у меня вот уже несколько дней никого нет"
Размещение: написано для феста "25й кадр" на Thor_community


- Пройдите туда, – профессор посторонился, указав людям в халатах дорогу, – где ты набрал столько помощников?
Эрик Селвинг, поигрывая отверткой, вернулся за какими-то деталями к столу.
- У службы Щ.И.Т. врагов хватает, доктор, - как о само собой разумеющемся подал голос Соколиный глаз, что-то сосредоточенно набирая на сенсорном экране планшета. - Это вы ищете?
Планшет тут же был продемонстрирован Селвингу.
- Да, иридий! Тот, что бывает в метеоритах и испускает антипротоны. Найти его очень трудно.
- Особенно если Щ.И.Т. знает, что он вам нужен, - Бартон пожал плечами. Лучник не видел смысл в долгих разговорах с профессором. Неважно, зачем тому иридий. Главное - как его добыть.
- Я сам не знал!.. Эй, привет! – обрадовался Селвинг, увидев сквозь пластиковую перегородку Локи, и тут же переключился на него. - Тессеракт столько мне открыл. Это… это больше чем знания… это суть!
- Я знаю… – снисходительная улыбка бога могла бы показаться искренней. - А что он открыл вам, Бартон?
- Следующую цель, - в ясных глазах не мелькнуло и тени сомнения.
Лофт и Хоукай переглянулись, медленно отходя от отделения лаборатории к фургону лучника.
- Скажите, что вам нужно.
- Мне нужен хаос и глазное яблоко, - Соколиный глаз эффектно раскрыл ящик с оружием и вытащил свой лук.
- Снова яблоки… - вздохнул Локи, - и все же, Бартон, вы не ответили, что вам открыл тессеракт. Цель - это то, на что указал профессор. А смысл?
- Сэр, для меня есть лишь один смысл - служить. Служить вам. Все остальное меня не интересует.
Лофт почти нежно провел ладонью по щеке лучника. Так много пафоса, такие красивые слова - что стоит за ними? Осталась ли в сердце этого смертного хоть капля живого огня - или весь выпило туманное марево жезла, и смертный говорит лишь то, что сам Локи хочет услышать?
- Вы готовы служить мне даже так? – гаденькая улыбка искривила тонкие губы божества.
- Как пожелаете, сэр, - ни один мускул не дрогнул на бесстрастном лице.
- Свободны, - Локи как-то брезгливо поморщился. Безнадёжно. - Займитесь своей... целью.
Развернувшись, он пошел в свою импровизированную комнату, поразмыслить над сложившейся ситуацией – медлить с действиями было нельзя, но и действовать, не обдумав всех вариантов развития событий – тоже было не в его привычках.
Однако думы всё время возвращали его к этому разговору.
Не такой власти хотел Лофт. Не такой.
Его должны были уважать. Преклоняться перед мудростью и силой законного наследника престола Асгарда, а не механически выполнять приказы. Посох значительно экономил время, но отнимал у Локи главное - поддержку, которую мог бы оказать кто-то действительно поверивший в него.
Еще и читаури – следят за каждым шагом, каждым словом. Одно спасение, что в мысли пока не залезли.
Там их ожидал бы большой сюрприз. Например, факт, что Локи не собирается завоевывать Мидгард… то есть Землю. Уж что-что, а трикстер еще не выжил из ума настолько, чтобы забрать одну из игрушек Тора.
Мидгард – мир громовержца.
Мир, о котором его братец благополучно не вспоминал многие века и к которому вдруг воспылал такой любовью после своего недолгого изгнания, нужно было немного всколыхнуть – может быть, зарвавшиеся людишки вспомнят о своих истинных богах и в образовавшейся суматохе обратятся к ним за помощью?
Да все равно! Лишь бы Тор появился и помог вернуться в Асгард. Вместе с тессерактом - никак иначе.
Ведь, что бы ни случилось, отдать это сокровище читаури, позволить им дойти до золотых стен, дать им возможность разрушить свой любимый мир, свой дом, Локи не позволил бы даже себе. Слишком дорогой был бы подарок этой никчемной расе – поедающей саму себя, уничтожившей свою душу, срастив тела с мертвым металлом.
От мерзких воспоминаний Лофта передернуло.
Все обязано сработать. Обязано.
Иначе... второй раз «в гостях» у Таноса Локи не выдержит, даже при всей своей божественности.

Тяжелая металлическая дверь складской комнаты, которую облюбовал себе Лофт для раздумий и недолгого сна, приоткрылась.
- Сэр, я принес вам ужин, - Бартон, не дожидаясь приглашения, вошел, аккуратно протягивая перед собой желтоватый бумажный пакет, - его только привезли, и он еще не успел остыть.
- Ужин? – Локи, казалось, уже забыл, что это такое.
Еда. Не те странные растворы, которыми накачивали его тело читаури, поддерживая в нем жизнь. Даже не мерзкое безвкусное желе, которое благосклонно позволил ему есть Танос. Желе, которое даже изголодавшемуся Лофту не лезло в глотку.
А тут – еда.
Соколиный глаз прикрыл за собой дверь. Осмотрел комнату на наличие стола и разочарованно вздохнул, устраиваясь рядом с Лофтом на ящике, который бог избрал себе в качестве стула, положил ношу себе на колени.
- Стола нет, так что мне придется вам немного помочь, сэр, - Бартон принялся доставать из пакета картонный коробок и несколько свертков.
В помещении запахло жареной курятиной и еще чем-то, что показалось Лофту весьма аппетитным. По крайней мере, пока Хоукай ловко распаковывал еду, трикстер успел несколько раз сглотнуть.
- Тут есть жаренные куриные ножки и картофель фри, а также горячий шоколад и булочки с корицей. Это все, что удалось раздобыть, - словно извинился Хоукай.
- Этого хватит, - благодарно кивнул Локи, потянувшись к мягким на вид булочкам.
Пряный запах корицы щекотал ноздри, а аромат самой выпечки просто сводил с ума.
Против воли воспоминания вернули трикстера в Асгард: пышные обеды - дичь, выпечка и мед, льющийся рекой…
Взяв еще одну булочку из картонного коробка, Лофт протянул ее лучнику.
- Спасибо, сэр, - тот удивленно, но с благодарностью принял пищу. Разделить яства с богом - раньше любой герой отдал бы за это жизнь, этот же сейчас - вряд ли понимает, какая выпала ему честь.
Лофт так и не решился попробовать странно-яркие куриные ножки и порезанный соломкой картофель – даже аппетитный запах не смог заставить трикстера притронуться к этой нездоровой на вид еде. Хватит уже неправильного в его жизни.
А вот булочки, разделенные поровну, Локи съел, запивая их сладким шоколадом. И проследил, чтобы Хоукай съел свою часть.
Ас привык в походах делить еду с братом. Вот и сейчас, совершенно инстинктивно, он отдал половину, которую обычно получал Тор, Бартону. Такие разные, чем-то они неуловимо показались похожими в этот момент. Локи не приказывал лучнику заботиться о себе, как и Тору никогда не давал понять, что нуждается в заботе. И, как Тор раньше, - до того, как меж ними пролегла тень Мьёлльнира, - лучник сам проявил инициативу.
Неужели, стукнулось вдруг в рёбра сердце, неужели?
- Бартон, вас разве не ждут дела? – тонко намекнул Лофт, допивая шоколад.
Сладко. Вкусно.
Но каким было бы удовольствием сейчас бы ощутить во рту вкус молока с медом или кусочка пирога с ягодами, испеченного на дворцовой кухне лучшими поварами Асгарда...
- Простите, - Хоукай собрал все обратно в пакет, - будут какие-нибудь распоряжения?
- Всё, что и прежде. Только подумайте, что все-таки открыл вам тессеракт. Загляните в себя, - легкая улыбка коснулась тонких губ. Даже в глазах, казалось, на мгновение полыхнуло изумрудное пламя.
Надежда.
Локи был жив. Жив, несмотря на все старания читаури и лично Таноса. Но жизнь эта болью пульсировала в теле. Особенно в моменты, когда Лофту хотелось сбросить с себя маску мертвеца, которым его считал высокомерный Танос, и показать этим треклятым созданиям, посмевшим пленить бога, насколько они неправы.
Как хотелось говорить и действовать свободно, без оглядки на своих призрачных надзирателей.
А конкретно сейчас – хотелось тепла. Того, которое могло подарить лишь податливое тело, выгибающееся в объятиях. Жара поцелуев и прикосновений…
Стоит лишь приказать.
Но нет. Это не то, что можно видеть посторонним.
Бартон бесшумной тенью выскользнул из комнаты, аккуратно прикрыв за собой тяжелую дверь.
Локи устало прислонился к стене, сомкнув веки.
Сколько еще времени пройдет, пока Бартон сумеет отыскать нужного человека? И что делать после того, как лучник его найдёт?
Практически одновременно с этой мыслью дверь снова открылась, впуская в комнату недавнего визитера. Лофт лишь открыл глаза, смирившись с тем, что отдохнуть ему не дадут.
- Сэр, мне удалось обнаружить Шефера, - лучник почти сиял изнутри, - через двенадцать часов он будет на благотворительном вечере в Штутгарте, Германия.
- Шефер? – вопросительно изогнутая бровь трикстера немного охладила пыл Хоукая.
- Доктор Айнрих Шефер. Он имеет доступ к иридию, понадобившемуся профессору Селвингу. Я говорил вам.
- Так вот чье глазное яблоко тебе понадобилось, - логическая связь стала понятна и Лофту, - я так понимаю, план у тебя уже есть?
- Да, сэр, - коротко ответил лучник. - Но без вашей помощи мне не обойтись, - как только Локи согласно кивнул, позволяя тем самым Бартону продолжить, тот добавил, - есть аппарат, способный создать невероятно точное голографическое изображение. Если бы вы отправили кого-то отвлечь внимание Щ.И.Т.а на некоторое время, то мы смогли бы доставить иридий профессору.
- План хорош, - усмехнулся Лофт, предвкушая затею, - но у меня есть поправка. Расскажешь мне об этой организации - Щ.И.Т. Все, что знаешь. Я собираюсь в гости.

Штутгарт, Германия.
Одежда мидгардцев, такая неудобная и тонкая, никогда не нравилась Лофту.
А еще – сами мидгардцы.
Они тоже не пользовались особой любовью – по крайней мере, последние пару-тройку столетий.
Вечно спешащие, суетящиеся, назойливые муравьи. Они собиралась в огромные города-муравейники и копошились, норовя приписать себе почти все деяния богов.
Хотя нет, в отличие от насекомых, они приносили только вред. Всему: своей земле и друг другу.
А еще они вгоняли в тоску.

Вот и сейчас, облачившись в дорогие одежды, люди, сливки общества, как охарактеризовал их Бартон, собрались на благотворительный вечер.
Айнрих Шефер, человек, глазное яблоко которого так понадобилось Бартону, что-то рассказывал, стоя на возвышении посреди холла, когда Локи, легкой, уверенной походкой спустился по лестнице из белого мрамора.
Одним изящным движением вырубив охранника тростью, трикстер, почти пританцовывая в такт музыке, схватил доктора Шефера за горло, и так же легко, словно кружась с ним в танце, опрокинул его на жертвенник, стоявший чуть поодаль.
Какая ирония - алтарь, который создавался, как грубое подобие настоящих алтарей, который никогда не был и не должен был стать алтарём, всё-таки станет им - по воле Бога.
Люди вокруг испуганно замерли.
Лофт, достав врученный ранее Бартоном инструмент, активировал его и приставил к глазу жертвы. Металлические зубцы тут же впились в кожу, от чего тело на жертвеннике задергалось в конвульсиях, но почти сразу же и замерло, как только умная машинка вырвала глаз из глазницы, посылая в почти идентичный аппарат лучнику точную проекцию глаза Айнриха Шефера.
От увиденного люди в ужасе бросились прочь.
Локи окинул их взглядом – вот! Вот то, что он искал! Ужас, страх, трепет! Только так должны эти насекомые, которые имели наглость именовать себя людьми, вести себя в присутствии божества.
Как легко, оказывается, изображать безумца. Бойтесь. Кричите. Может, наконец, вы поймете, в чем ваша истинная природа?
Собственные крики почудились Локи в их голосах. Так давно ли он и сам чуть не поверил в свое безумие, готовый забыться, лишь бы не ощущать ничего?
Глупые люди.
Бегите. Спасайтесь. Кто вам поможет?
Как и ему. Никто не искал. Не спасал. Его оставили, бросили на растерзание изголодавшимся, словно по самой жизни, странным полуживым существам, пожирающим тела своих павших воинов.
Так неужели его теперь кто-либо вправе винить за жестокость?
- Сэр, - раздалось в маленьком бесцветном наушнике у Лофта, - иридий у нас.
Пока все шло по плану.
Локи вышел из здания музея, на ходу материализуя на себе привычную одежду - за золотом пластин было спокойнее.
Люди собрались вместе, как стадо баранов, поэтому Лофту не составило труда окружить их несколькими иллюзорными клонами самого себя. В небе уже был слышен отдалённый гул - Щ.И.Т не заставил себя ждать.
Внезапная мысль, как вспышка, поразила аса. Что, если Биврёст всё ещё сломан? Что, если Тор не сможет явиться в Мидгард - а у Всеотца, лишённого веры этих предателей, отдавших помыслы другому Богу, - иллюзии Бога! - не хватит сил пробить пространство, разделяющее миры?
Тор не придёт. Не сумеет. Будет знать всё - ему расскажет Хеймдалль - но ничего не сможет сделать.
И Локи придётся либо выполнить данную под пытками, но клятву, либо в одиночку противостоять орде читаури и принять наказание за клятвопреступление.
Вера. Единственное, что может ещё помочь.
- На колени! - повелительно разнеслось по площади. Если мидгардцы забыли, как следует возносить молитвы - Локи напомнит им. Ненависть дарит не меньше сил, чем любовь. Если хотя бы несколько мидгардцев всем сердцем пожелают, чтобы Тор явился и спас их... - Я сказал: НА КОЛЕНИ! – взмах скипетра, синяя вспышка.
Лишь бы они только вспомнили Тора, а не своего Христа.
Локи шел между неровными рядами опустившихся на колени людей. Ронял слова. Выверенно. Угрожающе. Старался, чтобы они звучали весомо и для читаури, следящих, убеждённых в полной его преданности им и их идеям, и для Щ.И.Т.а, убеждая Фьюри в его безумии и жажде захватить Землю.
Но главное - чтобы эта коленопреклонённая толпа соотнесла происходившее на сцене с реальностью, ужаснулась и мысленно возопила. И чем дольше он будет заставлять их молчать - тем сильней будет их крик.
Его должны услышать, его должны почувствовать дома. Его должны понять...
И тут какой-то старик встал, ломая все планы. Локи почти физически ощущал, как все взгляды и надежды скрестились на нём. Казалось бы, что он может, такой маленький человечек? Такой беспомощный, такой дряхлый. Почему они предпочитают верить в таких вот доморощенных героев, почему?
Локи не хотел пока никого убивать. Но спустить речи наперекор - лишить Мидгард, и заодно себя единственного шанса.
Направив на старика скипетр, Лофт выстрелил. Быстрая смерть - тоже подарок.
Но кто мог ожидать, что смертоносная вспышка полетит в самого трикстера, отраженная щитом Стива Роджерса?
Злость вспыхнула - и угасла. Если они не хотя быть спасёнными - что же. Тогда он просто пойдёт до конца - каков бы он ни был.
Завязавшаяся драка порядком веселила. Неужели, неужели смертные считали, что он, бог, будет сражаться в полную силу? Что ему, покровителю колдовства и трюков, действительно смогут противостоять всего лишь люди? Но нужно играть свою роль: драться, падать и получать раны – пусть они думают, что он слаб. Пусть Танос считает его ничтожным и хотя бы лишний раз не давит на нервы.
Появление Старка тоже было Лофту на руку. Пара выстрелов - и можно "покорно" сложить оружие, столкнувшись с таким "грозным противником".
Не на что надеяться. Вот они - воплощение новой веры. Муравьиные герои.

Только в наушнике раздается голос Бартона:
- Тот вопрос, сэр. О тессеракте. Я понял: он показал, что дороже вас, у меня никого нет. Вот уже несколько дней.
Локи, продолжая играть свою роль «поверженного», никак не отреагировал.
А так захотелось ответить Бартону.
Рассмеяться.
Спросить, догадался ли он, что посох уже давно не контролирует его мысли.

Название: тонкости плетения
Фандом: "Тор"
Автор: Stefa*
Категория: джен
Размер: мини, 2879 слов
Персонажи: Локи, читаури, Один, Тор, Бури, Фригг, норны
Рейтинг: PG
Жанр: ангст
Дисклеймер: все украдено до нас
Статус: закончен
Задание:
— Кто-то должен умереть.
— Почему?
— Кто-то всегда умирает…
Размещение: сделано для феста "25й кадр" на Thor_community


Норны сидели в пещере, сводами которой служили корни Иггдрасиля.
Урт, Вертанди и Скулд – три сестры, три богини, сплетающие судьбы людей и богов в единый узор, называющийся – жизнь.
- Кто-то должен умереть, - подала голос Скулд.
- Почему? – заинтересовалась Урт.
- Кто-то всегда умирает… - грустно согласилась Вертади.


Локи все еще держался за посох Одина. Пропасть под ним, уже поглотившая часть Бивреста, казалось, жадно скалилась в ожидании принца.
Он отчаянно искал на лице отца хотя бы намек на понимание, но не встретил не то что сочувствия, а даже малейшего участия. Безразличие, отчуждение.
- Я бы смог это сделать, отец! - в голосе принца - надрыв. Лофт даже не попытался скрыть свое отчаяние. - Я бы смог это сделать! Ради тебя! Ради всех нас!
- Нет, Локи, - прозвучало как приговор.
Лицо отца превратилось в маску кого-то другого. Совсем чужого и прежде незнакомого. Внутри же, где и так царил холод, исчезли последние крупицы тепла. В одно мгновение разрушилось все.
С каким-то странным безразличием Локи разжал ладонь. Нет смысла держаться за иллюзию.
- Локи, нет! - Тор, глупый брат, что ты можешь? – Неееет!
Чувство полета захватило все существо. Полет в неизвестность. Так захотелось закрыть глаза, не видеть лиц брата и отца!
«Скорей бы уже упасть в темную бездну, пусть поглотит меня. Пора закончить этот спектакль».

Вертади встала с дубовой скамьи, чтобы взять некогда золотые ножницы. Время уже давно стёрло их чопорный блеск и величие.
Не так уж часто ими пользовались - ножницами, обрезающими нити жизней богов. Но вот пришел их час. Юный принц сделал свой выбор.
Нить его, голубовато-зеленая, одиноко вилась из увесистого клубка. Как жаль, ведь он столько ещё не успел осуществить... Рука бесстрастной норны дрогнула. Имеет ли она право? Осторожно оглядываясь на сестер, она дрожащей рукой спрятала инструмент в карман своего платья.
- Не могу найти ножницы, - голос ее остался спокоен. Врать было уже не впервой. Когда-то давно этот мальчик выжил благодаря подобной уловке.
- Момент уже упущен, - констатировала Урт.


Падать и падать в пустоту. Это не так уж и больно. Жаль только, что слезы туманят взгляд. Иначе можно было бы даже любоваться на всполохи угасающих звезд.
Все вокруг переливается, словно и не рушился Биврёст. Словно сам Локи - внутри Радужного моста и лишь наблюдает за происходящим.
А внутри, где-то там, где раньше билось сердце, даже краски померкли – нет ничего. Ни боли, ни горечи. И это было не плохо. Никак.
Хотя - намного лучше, чем мучиться.
Страшно было лишь от того, что ждало впереди, вернее, внизу. Локи не любил неизвестность.

Сколько времени длилось падение? Лофт и не пытался узнать. В этот раз все кончено. Навсегда.
Он уже решил, что примет свою участь, какой бы она ни была – если от него отвернулись отец, мать, весь его любимый - да что там, обожаемый! – Асгард, есть ли смысл цепляться за жизнь? Доказывать что-то?
Вот и Локи решил, что смысла больше нет.
Он медленно, миллиметр за миллиметром, покрывался инеем под действием низкой температуры открытого космоса.
Сначала было больно. Хотелось кричать так, что рот его несколько раз приоткрывался в беззвучном крике, но такой безобидный каприз, как излить свою боль криком, был для Локи роскошью.
Лишь безмолвие вокруг. Ледяное.
А еще благодаря непонятно чему, Лофт пребывал в сознании.
Все изменилось для него: стерлось время, пространство. Только он и его боль.

***

Кто бы мог подумать, что приходить в себя окажется так… больно?
Нет, не то слово. Невероятно, дико больно. Словно с тебя сдирают кожу, затем мышцы – одну за другой, а после разрывают поочередно сухожилия, дробя при этом кости. Но ты не теряешь сознания. При всем желании не можешь спрятаться в темном коконе спасительного мрака забытья.
А потом повторяется снова с одним лишь отличием: все становится на места.
Наконец-то открыть глаза. Но кромешная темнота вокруг ничем не примечательна.
Темно и холодно, словно в подземельях асгардских тюрем.
- Очнулся? – голос, раздающийся рядом, наводит на мысль, что лучше было бы погибнуть.
- Воды… - смог лишь прошептать Локи. Если он сейчас же не попьет, казалось, рассыплется, подобно песчаной статуе.
И этот приснившийся кошмар… несомненно приснившийся! - наверняка растает вместе с предрассветными тенями.
Но никто не кинулся исполнять его просьбу.
Зато выплеснули воду ему на голову.
Принц, не задумываясь, облизался – совершенно не интересовал ни вкус, ни неприятный затхлый запах.
Просто хотелось пить. Как в детстве, когда просыпаешься от кошмара, рядом никого нет, но заботливо оставленная матерью чаша с водой позволяет прийти в себя и успокоиться. Холодная чистая вода, глоток за глотком, словно смывает скопившийся страх и напряжение.

- Локи, что тебе снилось, дорогой? – Фригга заботливо поправляет сбившуюся в беспокойном сне младшего сына меховую шкуру.
- Все хорошо, - пытается выдавить из себя улыбку совсем еще маленький Лофт.
- Сынок, ты можешь рассказать все. Ты же знаешь, что вдвоем мы с тобой поборем любой страх, - асинья ободрительно улыбается сыну, нежно проводя рукой по его черным спутавшимся волосам.
- Я ничего не боюсь. Как Тор, - супится младшенький, но спустя мгновение добавляет, - разве что… Нет, ничего.
- Как скажешь, - Фригга вновь дает ему чашу с холодной ключевой водой, - если вновь приснится что-то… - она на мгновение запнулась, подбирая нужные слова, - неприятное, просто выпей ключевой воды. Вода имеет очень полезное свойство – смывать, уносить плохое.
Локи послушно делает несколько глотков, прислушиваясь к самому себе.
И правда, становится как-то заметно легче.
- Спи, сынок, - асинья забирает обратно чашу и помогает Локи улечься, поправляя на нем теплые шкуры:
Серебром перезвона рек,
Прозрачной чистотой:
Сокрою я тебя навеки
От напасти седой.

Прохладой водопада с гор,
И остротой камней -
Дитя спасаю от невзгод
И от лихих мечей.

Колыбельная быстро убаюкивала маленького принца, после чего кошмары не возвращались еще очень долго.

Обычно старый детский стишок, который вместо колыбельной напевала ему Фригга, помогал Локи отвлечься от кошмаров, преследующих с детства.
Но сейчас было не так. Не было этой гребанной чаши. Никто не бросился исполнять его приказ.
Никто не пришел успокоить юного принца.
А кошмар оказался действительностью.
- Это еще не кошмар, принц, - прошелестел тот же противный голос прямо над ухом. Жуткое зловонное дыхание заставило Локи поморщиться в приступе брезгливости, - не брезгуйте обществом старика. Я, возможно, ваш спасительный билет отсюда.
- С трудом в это верится, - сквозь саднящую боль в горле выплюнул Локи. В попытке отодвинуться от источника голоса и смрада, он приподнялся, желая если не встать, то хотя бы отползти. Но и это далось ему тяжело. Слишком тяжело.
- Это тебе не на пуховых перинах в родном дворце почивать, да? – голос раздался чуть поодаль на этот раз, видимо, старик сам сжалился и отошел. - Понимаю…
- Старик, молчи, - голова Лофта безжалостно гудела, совершенно не желая верой и правдой служить своему хозяину.
- Старик… - смеется обладатель голоса. - Мальчишка! Что знаешь ты, изнеженный и выросший в уюте? "Молчи" - он мне говорит!
Локи в глупой попытке защититься от звуков свернулся калачиком на каменном полу, обхватив руками голову.
Именно сейчас, как никогда раньше, хотелось поверить в эфемерность происходящего.
Но жалеть себя было недопустимой роскошью. Потом. Возможно.
- Мальчишка, - решил согласиться Лофт, - так расскажи же этому мальчишке, где он?
- Ехехехе! – откликнулся старик. - Это очень странное место. Слышал когда-нибудь о читаури? Так что приготовься, скучно тебе здесь не будет.
- О чем ты?
- О! Как ты юн еще и глуп… - старик зашелся надрывным кашлем. - Ну что ж, я расскажу тебе. Не так уж часто мне удается поговорить. Слушай…
Старика заставляет замолчать неярко вспыхнувший свет. Комната, как Локи смог рассмотреть за пару секунд, оказалась небольшой…
- Вижу, Вы уже пришли в себя! – странный, словно синтезируемый чем-то голос раздражает. - Я специалист по ксеноконтактам.
- Где я? – Локи сел на грязном полу со всем достоинством бога.
- О, нет-нет! Вопросы - это моя прерогатива, - с трудом, но-таки справившись с болью в глазах, Лофт, наконец, удостоил вошедшего взглядом.
Жуткое на вид существо: абсолютно голая, землисто-серая плоть, на многих конечностях чередующаяся с металлом.
Маленькая голова со странным, удлиненным черепом, небольшое туловище, явно не предназначенные для длительных нагрузок конечности – тонкие, но жилистые. На лице, там, где должен был находиться рот, – некое подобие намордника, откуда и исходила речь.
Глаз, казалось, не было вообще.
Ну, и конечности. Определить, что из них руки, что ноги, да даже назвать так, язык не поворачивался – можно было лишь разделить на две нижние, более толстые, и четыре верхние, более тонкие, с металлическими отростками на концах, имитирующими пальцы.
- Где я нахожусь? – тем не менее повторил Лофт свой вопрос, пристально глядя снизу вверх туда, где у странного существа должны были быть глаза.
Хотя он уже примерно начинал догадываться – когда-то давно ему попадалось упоминание о подобных биолого-металлических существах. Только вот сейчас он ничего более конкретного вспомнить не смог.
- Какой настырный, - кажется, в голосе существа послышались сварливые нотки. Но нет, только кажется. Слишком искусственный голос, словно и не принадлежит чему-то живому, а, скорее, машине. Роботу. - Только в качестве аванса за сотрудничество – отвечу. Наша раса называется читаури.
Существо приблизилось.
Локи, предчувствуя в чем-то подвох, все-таки не успел уклониться – одна из верхних конечностей молниеносно метнулась к нему, уколов чем-то плечо, даже сквозь ткань одежды и накладные серебряные пластины.
- Так и запишем, - вслух, словно сам с собой, проговорил специалист по ксеноконтактам, - рефлексы в норме. Подождем и посмотрим на твою реакцию.
После чего он вышел, больше ничего не сказав.
Старик, с которым Лофт разговаривал до этого и делил камеру, на свету оказался не старше самого трикстера. Только каким-то изможденным, потухшим – словно жизнь в нем еле теплилась. Ее как будто высосали из молодого тела, которое враз ссутулилось и будто бы скрутилось в узел.
Он забился в угол, старательно изображая из себя предмет мебели.
Что же с ним тут делали?..
Нехорошее предчувствие вновь шелохнулось внутри. Что его самого здесь ждет?
Укол начинал болеть. Сильно болеть, что было странно, – при божественно быстрой регенерации уже и следа не должно было остаться. Разве что укол непростой был.
Лофт завозился, старательно сбрасывая с себя верхнюю одежду – ранка уже чесалась и словно пульсировала.
По телу побежал холодок.
- Бесполезно, - прошелестел сокамерник, - тебе уже ничто не поможет.
Что-то было не так. От ранки пополз холодок, постепенно перемещаясь на руки, отчего те плетьми повисли вдоль тела. Затем предательски расслабились мышцы спины, поясницы и ноги.
Спустя какую-то минуту, Лофт уже тряпичной куклой снова лежал на каменистом грязном полу, с закрытыми глазами, осознавая лишь одно – в этот раз он вляпался серьезно. Очень серьезно.

Тихо работает старая прялка, за которой сидит Вертади. Скулд подает ей нить, аккуратно переплетая различные, более тоненькие ниточки между собой или же разъединяя их, Урт же прядет сами нити из нескончаемого клока шерсти, прикрепленного на столбце.
Полотно получается гладким и красивым, узор на нем постоянно меняется, остается только успевать следить за витиеватым рисунком.
- Какой интересный узор, - вздыхает Скулд, поглядывая то на полотно, то на сами нити, ровными полосочками выбегающие из-под тонких, гибких пальцев Урт, - а сколько новых нитей! Кто бы мог подумать, что нам придется еще иметь дело с таким странным материалом?
- Ох, намаялись мы с ним уже, - соглашается Урт, изредка раня о новые нити пальцы, орошая материал собственной кровью, - надеюсь, не зря я проливаю свою кровь?
- Не зря, - грустно улыбнулась ей Вертади, - можешь мне поверить, что не зря.
Зеленая ниточка, бережно вплетаемая ею в узор, красиво поблескивала на полотне. Девушка, улучив момент, когда сестры отвернулись, с трепетной нежностью погладила ниточку. Кровь, пролитая Урт, должна была хоть немного смягчить участь этого бедного ребенка. Хоть чуть-чуть притупить его боль.

Приходить в себя было болезненно. Опять.
Лофт, проглотив собственные всхлипы, поднялся. Тело ныло от странной тяжести, словно свинцом растекшейся по каждой вене. Это было странно и неправильно. А еще - непонятное чувство пустоты внутри. Оно выбивало из колеи, не давало сосредоточиться.
Окружающая темнота так же не была неожиданностью. По памяти он добрался до мягкого мата, примеченного ранее и, опустившись на него, облегченно вздохнул. Это было куда лучше, чем каменистый пол камеры.
Но стоило только Лофту улечься, как в камере зажегся свет, отзываясь болью в глазах и вытекая из них же слезами.
- Значит, очнулся, - существо, которое посещало камеру некоторое время назад, - а это было именно оно, Локи успел хорошо его рассмотреть, - на этот раз держало в одной из конечностей странного вида металлический прут, - вставай. Вставай. Всегда хотел живой экземпляр исследовать.
- Исследовать? – напрягся Лофт.
- Исследовать - значит изучать физиологические, нейросоматические и психологические свойства, функции и реакции объекта, помещенного как в среду обитания, так и в среды, агрессивные для его организма… - существо замолчало, словно прислушиваясь к чему-то внутри себя, если такое понятие применимо к подобному созданию, а потом вновь заговорило, - вставай, время не ждет.
После чего прут в его конечности раздвоился.
Существо бросило оба прута в сторону Локи: те, с шумом ударившись о пол, мгновенно ожили и, подобно змеям, поползли, стремительно сокращая расстояние между собой и замершим от удивления трикстером.
Лофт попытался околдовать их, но зря.
Лишь впустую взмахнул пару раз руками. Прошептанные заклинания также не возымели никакого действия.
И вот, когда холодный металл крепко обвил запястья, словно диковинные браслеты, змейки потянулись друг к другу, легко преодолевая сопротивление Локи, и сплелись хвостиками, образуя своеобразные оковы.
Чувство самосохранения внутри Лофта взвыло. Оно требовало срочно телепортироваться в любую точку любого из девяти миров, лишь бы подальше отсюда.
Головы стальных змей, словно подтверждая опасения пленника, синхронно раскрыли пасти и, прокусив его рукава, ужалили.
- Что вы со мной делаете? – Локи уничтожающе посмотрел на специалиста по ксеноконтактам, надеясь получить хоть какую-то информацию.
- Так и запишем, любопытен и агрессивен, - проскрипело существо, вновь покидая камеру, оставив вопрос пленника витать в воздухе.
Лофт быстро пробежал взглядом по камере, надеясь запомнить все до деталей. Как он уже успел понять, свет скоро погаснет, а оказаться беспомощным котенком на незнакомой территории трикстеру совсем не хотелось.
Тщедушный странноватый сосед, обняв колени, сидел в дальнем углу, активно изображая предмет интерьера.
- Эй, ты, - Локи не нашел ничего лучше, как в приказном порядке заговорить с ним, - назови себя.
- Мое имя - Бури.
- Хорошо. Бури, дай мне воды, - трикстер все еще убеждал себя, что неспособность колдовать была вызвана именно сильным обезвоживанием.
А еще - что-то знакомое было в имени сокамерника.
- Воду нужно заслужить, - тихо заметил собеседник, из голоса которого пропала хрипотца, - так что веди себе хорошо, асгардиец, и тогда я, так уж и быть, умолчу о твоей божественности.
Тут же Бури поднял голову от колен, и словно не он мгновение назад трясся от ужаса перед визитером.
- Но кто…
- Ох, молчи. Мальчик, я тут слишком давно, чтобы тратить время на выслушивание твоих глупых вопросов. Слушай и запоминай. Читаури сильные и жестокие. Подчинись им. Только тогда сможешь прожить достаточно долго, чтобы не пожалеть о своем выборе.
- Что ты несешь? – ярость вскипела в принце, заставив его дернуться в сторону говорившего, но змейки на руках мгновенно угрожающе вскинули стальные головы, предостерегая своего пленника от агрессии.
- Тихо, - прошипел Бури, - так же глуп, как и твой братец. Хоть ты всего лишь приемыш в королевской семье, а впитал в себя их нравы и повадки. Не хуже Одина тут командуешь. Кто бы мог подумать, что йотунское отродье сможет с таким достоинством тут восседать, словно он и правда асгардский принц.

В пещере со сводами из корней Иггдрасиля было тихо. Прялка работала исправно, так что норны лишь изредка отрывались от плетения полотна судеб.
- Опять эта зеленая нить создает проблемы, - вздохнула Скулд, - смотри, Урт, она теперь раздваивается. Весь узор портит. Это у тебя где-то сбился рисунок?
Вертанди вздрогнула, старательно делая удивленное лицо. Ножницы, спрятанные в фартуке, порядком нервировали ее, но и снова положить их на место оно боялась. А что, если сестры вновь решат обрезать зеленую ниточку?.. Нет, этого нельзя было позволить.
- Нужно ее обрезать, пока весь узор не испортила, - словно подтверждая опасения Вертанди, проговорила Скулд, вставая с места, - я сама поищу ножницы. Куда же они запропастились?
Урт чуть улыбнулась Вертанди, и взглядом указала на прялку, тихонько проговорив:
- Сплети их воедино снова, - пользуясь отсутствием средней сестры, тихо прошептала она, - или обрежь одну. Та, что бледнее цветом, перевита коричневыми жесткими нитями, та настоящая. Я проверила. Обрежь подделанную нить, возникшую из ниоткуда. Не место ей на нашем полотне.
Вертади присмотрелась.
Нить начала раздваиваться как раз когда отделилась от красной плотной нити Тора и полупрозрачной нити Всеотца.
- Ну же, если ты и правда хочешь помочь своей любимой ниточке, - улыбнулась Урт.
- Если я ошибусь, то Рагнарек так и не настанет. А без него придется нам вскоре закончить работу над полотном.
- Ты не ошибешься.
И Вертанди решилась. Достала из кармана ножницы, совсем тусклые от времени, и чуть дрожащей рукой перерезала яркую зеленую нить.
Та мгновенно померкла.

Все вокруг Локи померкло и стерлось – камера и Бури, превращаясь сначала в размазанные кляксы, а затем снова собираясь воедино. Только на этот раз в пустую темноту.
Лофт открыл глаза: мягкий полумрак, окружающий его, да писк каких-то приборов вокруг.
Ни единого движения сделать – все тело зафиксировано на жестком столе тугими ремнями.
Сердце бешено забилось в груди – что произошло? Как?..
Иллюзия. Все происходящее было лишь иллюзией.
- Очнулся, божок? – насмешливый голос раздался слева от Локи, - что ж, можно сказать, что я почти рад. Убивать спящих невесело. И да, лучше молчи. Подумай на досуге, что ты сможешь предложить мне взамен твоей жизни…
Лофт снова остался в тишине. Лишь приборы вокруг изредка пищали и гудели.
Стальные иглы, вколотые в вены, доставляли неудобство. Ремни давили на руки и ноги. Все тело занемело.
Снова в комнате появился посетитель, знакомым, синтетическим голосом спрашивая:
- Итак, вижу, вы уже пришли в себя? – странный, словно синтезируемый чем-то голос раздражал неимоверно. - Я специалист по ксеноконтактам. Предлагаю вам выбрать, сотрудничать будете до или после пыток?

@темы: творчество, норны, моЁ, другое, Хоукай, Мстители, Локи

URL
Комментарии
2013-02-15 в 01:35 

iCindy
Try saying "Robert Redford" 10 times fast
Я по ходу одна готова всеми неправдами открещиваться от своего текста :facepalm:

2013-02-15 в 08:40 

Stefa*
Характер у меня золотой, поэтому такой тяжелый.
iCindy, а зря. У тебя хороший текст получился.

URL
2013-02-18 в 14:45 

Lin Florian
Выигравший никогда не скажет, что это всего лишь игра
А чем все кончилось с Бури? :gigi:

2013-02-18 в 14:53 

Stefa*
Характер у меня золотой, поэтому такой тяжелый.
Lin Florian, ну так его и не было никогда - его просто вытащили из подсознания Локи, чтобы помучать и изучить Лофта.

URL
2013-02-18 в 22:53 

Старскрим
Молчание - золото. Но иногда - очень низкой пробы!
iCindy, конечно, одна, и зря.
*Похлопал Стефу по плечу*
А мы тут все - самолюбивые сволочи и жаждем цветов, музыки, башни до небес фидбэка)

2013-02-18 в 22:58 

Stefa*
Характер у меня золотой, поэтому такой тяжелый.
Старскрим, и Локи в подарочной упаковке... аки приз... победителям)))))))

URL
2013-02-26 в 22:35 

Paint-it-Black
When the sky falls... it will be every man for himself.
ну так его и не было никогда - его просто вытащили из подсознания Локи, чтобы помучать и изучить Лофта.
эм.. *запутался* Так был Бури или нет?) Хоть когда-нибудь.

Кстати, фанфик красивый и нравится мне своей необычностью. Какраз я хотел почитать о том, что был после падения, а здесь это подано в интересном виде..

Когда-то давно этот мальчик выжил благодаря подобной уловке.
Это тогда, когда его нашел Один?

На счет И у богов есть слабости - описание поведения Клинта и то, как Локи делил с ним часть еды - просто прелесть (мои кинки были нежно почесаны за ушком XD).
Кстати, касаемо "глазовырывалки", которая была у Локи - некоторые думают, что она просто сканирует глаз, а вы, стало быть, не склонились к этой гуманной теории)

Я разрываюсь между мыслями "вот отлично, на этом фанф должен был закончиться и больше не надо" и "но можно же было написать что было после, совпало ли все с концовкой фильма, узнать как Клинт отреагировал на проигрыш Локи и его отлет и т.д..")

2013-02-26 в 22:57 

Stefa*
Характер у меня золотой, поэтому такой тяжелый.
Так был Бури или нет?
Он был раньше... давно-давно. Локи о нем знал, по рассказам Одина, вот этим-то образом читаури и воспользовались. Что-то и родное и в то же время далекое для Лофта.

Paint-it-Black, спасибо вам за такие теплые слова. Автору очень важна любая похвала, любое доброе слово!) Спасибо.
Это тогда, когда его нашел Один? - да-да. Именно тогда. Хорошо, что это понятно.
мои кинки были нежно почесаны за ушком XD - ну тут, чего уж греха таить, постарался Старскрим. Он так умело обработал мой текст, что самые интересные выражения - именно его))) Так что моя роль в написании - в основе своей просто текстовая масса.
касаемо "глазовырывалки", которая была у Локи - некоторые думают, что она просто сканирует глаз - судя по конвульсиям человека под ней... НУ ДА...СКАНИРОВАЛ.
К сожалению, дальше моей фантазии не хватило. Я как увидела эту тему, сразу поняла что и о чем напишу - можно сказать, почти любимая моя тема была... Правда... как обычно писалось в последнее мгновение)))

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Все, о чем я думаю

главная